«Кысь» —цитаты из книги

Т. Толстая,
«Кысь» — цитаты из книги

Болезнь — в головах, Болезнь — невежество людское, дурь, своеволие, темнота...
У семейных жизнь легче: пока хозяин работает, баба дома сидит, по хозяйству поворачивается, за печью досматривает. Варит. Печёт. Мусор метёт. Прядёт, может.
Весна! Кто ж её не любит! Самый захудалый, паршивый голубчик по весне охорашивается, добреет, на что-нибудь там своё надеется.
А так про книжицы завсегда говорят: пища духовная. Да и верно: зачитаешься — вроде и в животе меньше урчит.
Ты, Книга! Ты одна не обманешь, не ударишь, не обидишь, не покинешь! Тихая — а смеёшься, кричишь, поёшь; покорная — изумляешь, дразнишь, заманиваешь; малая — а в тебе народы без числа; пригоршня буковок, только-то, а захочешь — вскружишь голову, запутаешь, завертишь, затуманишь, слёзы вспузырятся, дыхание захолонет, вся-то душа, как полотно на ветру, взволнуется, волнами восстанет, крылами взмахнёт! А то чувство какое бессловесное в груди ворочается, стучит кулаками в двери, в стены: задыхаюся! Выпусти! — а как его, голое-то, шершавое, выпустишь? Какими словами оденешь? Нет у нас слов, не знаем!
Сколько книжек — столько и жизней разных проживешь
Нет худшего врага, чем равнодушие! С молчаливого согласия равнодушных как раз и творятся все злодейства.
Человек есть перекресток двух бездн, равно бездонных и равно непостижимых: мир внешний и мир внутренний.
— А не слыхать, отчего зима бывает и отчего лето? Старуха говорит: — А не слыхивали, милые, врать не буду, не слыхивали. А тому, правда, многие дивятся: зачем бы зима, когда лето куда слаще. Видно, за грехи наши.
Цветки — а это бывает, идут к бабам в гости с цветками: нарвут в огороде чего поярче али чтоб дух от них хороший, побольше вместе сложат — и выйдет букет; вот этот букет бабе и сунут: дескать, и вы так же прекрасны, и дух от вас тоже ничего. Держите крепше и будем шутки шутить.
Середь дня — вечер; это и есть зима.
А как дошел до последней строки, сердце екнуло. Погиб колобок-то. Лиса его: ам! — и съела. Бенедикт даже письменную палочку отложил и смотрел в свиток. Погиб колобок. Веселый такой колобок. Все песенки пел. Жизни радовался. И вот — не стало его. За что?
А с мечтой и жить сподручней, и засыпать слаще
Пора бы вам, любезные мои, перестать надеяться на дядю и немножечко, — ну немножечко, — проявить инициативы.